Оценка
[Всего: 1 Средняя: 5]

Тайна «Звезды запада»

  • Эркюль Пуаро
  • Страницы:
  • 1
Тайна «Звезды запада»

 Я стоял у окна в кабинете Пуаро и лениво поглядывал вниз, на улицу.

 – Странно, – вдруг вырвалось у меня, будто в ответ на собственные мысли.

 – Что странно, mon ami? – из глубины своего удобного кресла невозмутимо переспросил Пуаро.

 – Представьте себе, Пуаро, сейчас вон там, внизу, появилась очаровательная молодая дама. Шикарно, по последней моде, одета – модная шляпа, роскошные меха. Идет медленно, внимательно разглядывая номера домов вдоль улицы. Судя по всему, она даже не подозревает о том, что за ней следят четверо: трое мужчин и женщина средних лет. Ага, вот к ним присоединился и пятый – мальчишка-рассыльный, который указывает в ее сторону, отчаянно жестикулируя. Что за драма разыгрывается перед нашими глазами? Может, эта леди на самом деле воровка, а эти трое – детективы, рассчитывающие поймать ее с поличным? Или же наоборот – перед нами шайка негодяев, решивших напасть на невинную жертву? Хотелось бы знать, что думает по этому поводу знаменитый сыщик?

 – А знаменитый сыщик, mon ami, как всегда, предпочитает выбрать наиболее простой и верный способ решить эту загадку. Иначе говоря, встанет и посмотрит сам. – И мой друг присоединился ко мне у окна. Через мгновение до меня донесся его смешок. – Как всегда, вам мешает ваш неисправимый романтизм! Эта леди – миссис Мэри Марвелл, кинозвезда. А преследует ее не шайка кровожадных злодеев, а всего лишь кучка поклонников, узнавших ее в толпе. И, en passant, мой дорогой Гастингс, уверяю вас, ей это известно ничуть не хуже, чем мне!

 Я рассмеялся:

 – Так вот как все просто! Но в этом нет ни малейшей вашей заслуги, Пуаро. Признайтесь, вы просто ее узнали!

 – En vérité![1] Кстати, а сколько раз вам приходилось видеть на экране миссис Марвелл?

 Я задумался:

 – Ну… думаю, не меньше дюжины.

 – А мне всего лишь однажды! И тем не менее я ее узнал, а вы – нет!

 – Так ведь в жизни она выглядит совсем по-другому, – сделал я попытку оправдаться.

 – Черт возьми! Конечно, по-другому! – возмутился Пуаро. – А вы что же, рассчитывали, что она станет разгуливать по лондонским улицам в ковбойской шляпе на голове или босиком и в кудряшках, как ирландская пастушка?! Перестаньте забивать себе голову всякой ерундой! Вспомните-ка случай с той танцовщицей, Валери Сент-Клер!

 Слегка раздраженный, я пожал плечами.

 – Не стоит так расстраиваться, mon ami, – попытался утешить меня Пуаро, – не всем же дано быть такими, как Эркюль Пуаро. Уж кому это знать, как не мне!

 – Вы по-прежнему самый самовлюбленный человек из всех, кого я знаю! – невольно смеясь, вскричал я, одновременно и раздосадованный, и восхищенный.

 – Ну так что с того? Любой гений прекрасно знает себе цену, разве не так? И все окружающие тоже. И отдают ему должное. Если не ошибаюсь, к ним принадлежит и миссис Марвелл.

 – Что?!

 – Вне всякого сомнения! Кстати, она идет сюда!

 – Почему вы так решили?

 – Все очень просто. Эту улицу аристократической ведь не назовешь, правда, mon ami? Здесь нет ни приемной модного врача, ни модного дантиста! И модного магазина тоже нет! Зато здесь живет модный детектив! Да, да, мой друг, это правда – я вошел в моду! Последний крик моды! Только послушайте, о чем нынче разговаривают дамы. Вот одна из них шепчет другой: «Правда?! Вы потеряли свой золотой футляр для карандаша?! Но тогда обязательно обратитесь к тому маленькому бельгийцу! Он великолепен! Это все говорят! Он просто прелесть!» И они обращаются! Толпами, мой друг! И с самыми идиотскими проблемами!

 В приемной раздался звон колокольчика.

 – Что я вам говорил? Это миссис Марвелл.

 К немалой моей досаде, Пуаро, как обычно, оказался прав. Мгновение спустя прославленная американская кинозвезда появилась в его кабинете, и мы встали, чтобы приветствовать ее.

 Вне всякого сомнения, миссис Мэри Марвелл была в те дни одной из богинь киноэкрана. Вместе со своим мужем, тоже актером, Грегори Б. Рольфом, она приехала в Англию совсем недавно. Они поженились всего около года назад, в Штатах, и впервые пересекли океан. Встречали их восторженно. Буквально все готовы были сходить с ума по Мэри Марвелл – и по ее изумительным нарядам, роскошным мехам, редкостным драгоценностям, но более всего публику завораживал один уникальный бриллиант, который назывался, словно под стать хозяйке, «Звезда Запада». Об этом камне ходило немало легенд, правда и вымысел смешались воедино. Точно было известно лишь одно – что застрахован он был на огромную сумму в пятьдесят тысяч долларов.

 Все это с быстротой молнии промелькнуло в моей голове, пока я вместе с Пуаро почтительно здоровался с нашей клиенткой.

 Тоненькая и изящная, хрупкая, как танагрская статуэтка, она была прекрасна. Широко распахнутые наивные синие глаза делали ее похожей на ребенка.

 Пуаро галантно предложил ей стул. Она уселась и немедля приступила к делу.

 – Должно быть, вы сочтете меня глупой, мсье Пуаро, но прошлым вечером лорд Кроншо рассказывал мне, как вы были великолепны, когда раскрыли тайну гибели его племянника. И я тут же решила, что мне крайне необходимо посоветоваться с вами. Не исключено, что все это не стоит и выеденного яйца… просто глупый розыгрыш, во всяком случае, так считает Грегори, но я перепугана до смерти!

 Она смолкла, пытаясь перевести дыхание. Пуаро ободряюще улыбнулся:

 – Прошу вас, продолжайте, мадам. Видите ли, пока что я ничего не понимаю.

 – Все дело в этих письмах. – Открыв сумочку, Мэри Марвелл извлекла из нее три конверта и вручила их Пуаро.

 Мой друг с самым заинтересованным видом поднес их к глазам.

 – Дешевая бумага… имя и адрес напечатаны очень аккуратно. Давайте посмотрим, что там внутри. – Он извлек содержимое одного из конвертов.

 Сгорая от нетерпения, я подошел к нему и заглянул через плечо. В письме было всего несколько строк, напечатанных так же тщательно и аккуратно, как и адрес на конвертах. Там было сказано примерно следующее:

 «Большой бриллиант, левый глаз Бога, должен вернуться на то место, откуда пришел».

 Второе предупреждение составлено почти в тех же самых выражениях. Зато третье послание звучало куда более зловеще:

 «Вас предупреждали. Вы не послушались. Теперь бриллиант заберут у вас. В полнолуние оба бриллианта, и левый и правый глаз Бога, вернутся на свои места. Так предначертано свыше. Это знак судьбы».

 – Первое письмо я приняла просто за чью-то глупую шутку, – объяснила миссис Марвелл. – Когда же вскоре доставили второе, мне уже стало не по себе. Третье поступило только вчера, и вот тогда-то мне впервые пришло в голову, что дело это может оказаться гораздо серьезнее, чем представляется на первый взгляд.

 – Насколько я понимаю, все письма вы получили не по почте?

 – Да. Все их доставили… доставил… какой-то китаец. Вот это-то меня больше всего и напугало!

 – Почему?

 – Потому что именно в китайском квартале Сан-Франциско Грегори и купил мне этот бриллиант. Случилось это почти три года назад.

 – Вижу, мадам, вы верите в то, что ваш бриллиант и в самом деле является…

 – «Звездой Запада», – закончила вместо него Мэри Марвелл. – Так оно и есть. К тому же Грегори вдруг вспомнил, что с этим камнем была связана какая-то давняя история, но разузнать подробнее ему так и не удалось. Тот, кто продал ему камень, говорил он, казалось, был перепуган насмерть и думал только о том, как бы поскорее сбыть его с рук. Поэтому-то и запросил едва лишь десятую долю его настоящей цены. Грег преподнес бриллиант мне… Это был его свадебный подарок.

 Пуаро задумчиво кивнул:

 – Звучит словно романтическая легенда, не правда ли? И все же… кто знает? Прошу вас, дорогой Гастингс, передайте мне мой карманный календарь.

 Я выполнил его просьбу.

 – Так-так, – проворчал Пуаро, перелистывая страницы, – когда у нас полнолуние? А, в следующую пятницу, то есть через три дня. Eh bien, мадам, вы спрашивали у меня совета – я даю вам его. Может быть, вся эта история – не более чем чей-то глупый розыгрыш… но, может быть, и нет! Поэтому я предлагаю вам оставить ваш бриллиант до пятницы у меня. Здесь он будет в безопасности. А уже после этого мы сможем предпринять необходимые шаги.

 Легкое облачко пробежало по лицу актрисы.

 – Боюсь, это невозможно, – твердо возразила она.

 – Он ведь у вас с собой, не так ли? – Прищурившись, Пуаро не сводил с нее внимательных глаз.

 Поколебавшись немного, миссис Марвелл неохотно потянула за висевшую у нее на шее длинную цепочку, и что-то тяжелое скользнуло ей в ладонь. Потом подалась вперед и разжала кулак. На ладони у нее, в изящной оправе из платины, лежал огромный камень, сияющий загадочным светом, точно полночная звезда.

 Пуаро со свистом втянул в себя воздух.

 – Èpatant![2] – восхищенно пробормотал он. – Вы позволите, мадам? – Осторожно взяв бриллиант в руки, он принялся внимательно его разглядывать, потом с легким поклоном вернул хозяйке. – Великолепный камень – без единого изъяна! Ах, это поистине поразительно… И вы носите его с собой, просто так?

 – Нет, нет, на самом деле, мсье Пуаро, я очень осторожна. Обычно он заперт в моей шкатулочке с драгоценностями, которую я держу в сейфе отеля. Может, вы знаете, мы остановились в «Магнифисент». А сегодня я надела его просто для того, чтобы показать вам.

 – Вы ведь оставите его у меня, не так ли? Послушаетесь совета папы Пуаро?

 – Видите ли, мсье Пуаро, не все так просто. Дело в том, что в пятницу мы отправляемся в Ярдли-Чейз. Лорд и леди Ярдли пригласили нас погостить у них несколько дней.

 При этих словах в мозгу у меня вдруг что-то будто щелкнуло… какие-то неясные воспоминания всплыли в самых отдаленных уголках памяти. Сплетни… или… что это было? Несколько лет назад лорд и леди Ярдли побывали в Штатах, и стоустая молва моментально разнесла по свету весть о том, что его светлость славно повеселился там в компании некоторых весьма легкомысленных дам. Однако было и что-то еще… какие-то сплетни, связывавшие имя леди Ярдли с известным киноактером из Калифорнии. Тут меня осенило – ну конечно, это был не кто иной, как Грегори Б. Рольф!

 – Раскрою вам маленькую тайну, мсье Пуаро, – продолжала миссис Марвелл. – У нас с лордом Ярдли существует нечто вроде делового соглашения. Дело в том, что мы с Грегом ведем переговоры относительно нашего будущего фильма – есть возможность снять его прямо там, в родовом поместье.

 – В Ярдли-Чейз? – крайне заинтригованный, воскликнул я. – Ну и ну! Ведь это же одно из самых известных мест в Англии!

 Миссис Марвелл кивнула:

 – Да, мне кажется, кто-то говорил, что это самый настоящий старинный феодальный замок. Но его светлость намерен получить за это хороший куш. Поэтому-то пока нет полной уверенности, состоится ли сделка, но мы с Грегом всегда старались совместить приятное с полезным.

 – Но… прошу прощения за дерзость, мадам… неужели вы не можете отправиться в Ярдли-Чейз без своего бриллианта?

 Неприятный, угрюмый взгляд, которым наградила его Мэри Марвелл, состарил ее сразу на несколько лет. Ее детское очарование вмиг рассеялось как дым.

 – Нет. Я хочу, чтобы он был при мне.

 – Конечно, – на меня словно снизошло озарение, – коллекция великолепных драгоценностей лордов Ярдли широко известна. Вероятно, среди них есть и большой бриллиант?

 – Да, это так, – коротко ответила миссис Марвелл.

 – А, вот оно что! – едва слышно пробормотал Пуаро себе под нос, так что услышал его один я. И потом прибавил уже громче, в свойственной ему особой манере (сам Пуаро называет это психологической атакой, я же считаю, что это не более чем стремление поразить собеседника): – Тогда, вне всякого сомнения, вы уже знакомы с леди Ярдли? Или, может, она – знакомая вашего мужа?

 – Грегори встречался с ней три года назад, когда она была в Штатах, – коротко объяснила Мэри Марвелл, потом, поколебавшись немного, с некоторым вызовом спросила: – Вы читаете «Светские сплетни»?

 Мы с Пуаро со стыдом были вынуждены признаться, что, увы, никогда.

 – Я спрашиваю только потому, что на этой неделе в последнем номере появилась одна статья… посвященная самым известным драгоценностям. Что самое забавное… – Она внезапно замолчала на полуслове.

 Поднявшись, я направился к письменному столу, стоявшему в задней части кабинета, и скоро вернулся с указанной газетой. Миссис Марвелл, забрав ее у меня, поспешно отыскала статью и стала читать вслух:

 – «…Среди других известных бриллиантов особое место занимает «Звезда Востока», владельцем которого является семейство Ярдли. Предок нынешнего лорда Ярдли когда-то давно привез его из Китая. Говорят, что с этим камнем была связана некая таинственная легенда. По старинному преданию, когда-то он был правым глазом храмового божества. Другой бриллиант, точно такой же по форме и размерам, был его левым глазом. Предание гласит, что другой бриллиант был похищен примерно в то же самое время. «Один глаз попадет на Восток, другой – на Запад, пока не встретятся снова. И тогда оба они с торжеством вернутся к Богу». Конечно, все это – не более чем забавное совпадение, но дело в том, что в настоящее время действительно существует бриллиант, в точности соответствующий описанию. Он называется «Звезда Запада» и принадлежит знаменитой американской кинодиве миссис Мэри Марвелл. Небезынтересно было бы сравнить два этих великолепных бриллианта».

 – Потрясающе! – воскликнул Пуаро. – Вне всякого сомнения, выдумка чистейшей воды. – Он повернулся к Мэри Марвелл: – Стало быть, вы ничуть не боитесь, мадам? Вас не терзает предчувствие чего-то ужасного? Похоже, вы не суеверны, нет? А что, если, предположим, когда вы будете знакомить двух этих сиамских близнецов, вдруг… вдруг как из-под земли появится таинственный китаец и похитит их, чтобы увезти в Китай?

 Сказано это было в шутливой форме, но я почувствовал, что в глубине души мой друг говорит совершенно серьезно.

 – Нисколько не сомневаюсь, что бриллиант леди Ярдли, как бы велик он ни был, не мог бы сравниться с моим, – фыркнула миссис Марвелл, – но, как бы то ни было, я хочу взглянуть на него.

 Я так и не узнал, что хотел сказать Пуаро, потому что в эту самую минуту дверь распахнулась, и в комнату ворвался ошеломительно красивый мужчина. Весь он, от вьющихся черных волос до кончиков модных кожаных туфель, был прямо-таки героем романа, воплощением девичьих грез.

 – Я предупреждал, что зайду за тобой, Мэри, – сказал Грегори Рольф, – и вот я здесь! Ну и каково же мнение мсье Пуаро относительно нашей маленькой загадки? Чей-то нелепый розыгрыш, как я и думал?

 Пуаро улыбнулся рослому актеру. Рядом они производили довольно забавное впечатление.

 – Розыгрыш это или нет, – сухо ответил он, – но я посоветовал вашей супруге, мистер Рольф, не брать с собой в пятницу бриллиант в Ярдли-Чейз.

 – Вот тут я с вами совершенно согласен, сэр. И с самого начала так и сказал Мэри. Но поди ж ты! Она и слышать ничего не хочет! Моя жена – женщина до мозга костей. Держу пари, она просто не в силах смириться с мыслью, что кто-то другой может затмить ее по части побрякушек.

 – Что за глупости, Грегори! – резко одернула мужа Мэри Марвелл; гневный румянец залил ее щеки.

 Пуаро пожал плечами:

 – Мадам, вы хотели получить совет – я вам его дал. Больше я ничем не могу вам помочь.

 Он с поклоном проводил их обоих до дверей.

 – О-ля-ля! – промурлыкал он, вернувшись в кабинет. – Эти женщины – вечно с ними одни истории! Заботливый муж рвет волосы на голове – все напрасно. Однако тактичным его не назовешь. Отнюдь нет.

 Я поделился с ним своими воспоминаниями, и Пуаро энергично закивал:

 – Так я и думал. И все-таки во всем этом есть нечто странное… весьма странное и любопытное. С вашего разрешения, мой друг, я пойду подышу свежим воздухом. Прошу вас, дождитесь меня. Я ненадолго.

 Удобно устроившись в кресле, я задремал. Меня разбудил стук в дверь. Она распахнулась, и показалась голова нашей домохозяйки.

 – Еще одна леди к мсье Пуаро, сэр. Я сказала ей, что он вышел, но она заявила, что подождет, потому как, дескать, приехала издалека.

 – О, проводите ее сюда, миссис Мерчисон. Может, я смогу ей помочь.

 Через пару минут посетительница вошла в комнату. Я мгновенно узнал ее, и сердце у меня екнуло. Портреты леди Ярдли слишком часто мелькали на страницах светской хроники, чтобы она могла рассчитывать остаться неузнанной.

 – Прошу вас, садитесь, леди Ярдли. – Я придвинул ей стул. – Мой друг Пуаро вышел, но я точно знаю, что он скоро вернется.

 Поблагодарив, она села. Леди Ярдли была женщиной совсем другого типа, чем миссис Марвелл, – высокая, темноволосая. На гордом бледном лице выделялись лучистые глаза. Только чуть заметная складочка у губ говорила о том, что ее гложет какая-то тайная печаль.

 У меня вдруг возникло непреодолимое желание показать, на что я способен. А почему бы и нет? В присутствии Пуаро я, само собой разумеется, сразу терялся… часто бывал не на высоте. И все же я нисколько не сомневался, что и сам обладаю недюжинными способностями к дедуктивному методу. Повинуясь безотчетному импульсу, я сразу взял быка за рога.

 – Леди Ярдли, – начал я, – мне известно, зачем вы пришли сюда. Думаю, вы получили несколько писем угрожающего содержания, и все они касаются вашего бриллианта.

 Вне всякого сомнения, стрела попала в цель. Кровь сразу же отхлынула от ее лица, и оно стало пепельно-бледным. Рот испуганно приоткрылся.

 – Вы знаете? – выдохнула она. – Но откуда?

 Я улыбнулся:

 – Просто рассуждаю логически. Если миссис Марвелл тоже получала письма с подобными угрозами…

 – Миссис Марвелл? Так она была здесь?

 – Она только что ушла. Да, как я уже говорил, если она, как обладательница одного из двух огромных бриллиантов-близнецов, получила несколько угрожающих писем, вам, как владелице другого, скорее всего, также поступили такие же. Видите, как все просто? Стало быть, я прав? Вы тоже получали эти таинственные послания?

 Какое-то мгновение она колебалась, будто сомневаясь, может ли она довериться мне, потом молча склонила голову, и на губах ее мелькнула слабая улыбка.

 – Это правда, – призналась она наконец.

 – А ваши письма… тоже были доставлены китайцем?

 – Нет, они поступили по почте. Но, скажите мне, ради бога, неужели миссис Марвелл пришлось пройти через то же самое?

 Я рассказал ей обо всем, что случилось этим утром. Леди Ярдли слушала затаив дыхание.

 – Все сходится. Мои письма почти слово в слово повторяют те, что получила она. Да, верно, они пришли по почте, но… они пропитаны каким-то странным запахом… будто благовонные палочки… Это сразу навело меня на мысль о Востоке. Но что все это значит?

 Я покачал головой:

 – Это-то нам и предстоит выяснить. Скажите, письма у вас с собой? Может, удастся определить что-то по почтовому штемпелю.

 – К сожалению, я их уничтожила. Понимаете, в то время я воспринимала все это как чью-то дурную шутку. Неужели можно предположить, что шайка китайцев пытается похитить оба знаменитых бриллианта? Просто невероятно! В это невозможно поверить.

 Мы снова и снова перебирали все известные факты, но так и не смогли продвинуться ни на шаг в разгадке тайны. Наконец леди Ярдли поднялась:

 – Думаю, мне не стоит дальше ждать мсье Пуаро. Вы ему обо всем расскажете, хорошо? Большое вам спасибо, мистер…

 Она замялась, протягивая мне руку, и вопросительно глянула на меня.

 – Капитан Гастингс.

 – Ах да, конечно. Как это глупо с моей стороны! Вы ведь знакомый Кавендишей, да? Это Мэри Кавендиш и направила меня к мсье Пуаро.

 Когда мой друг вернулся домой, я имел удовольствие поведать ему о том, какой оборот приняли события во время его отсутствия. По тому резкому тону, с которым он задал мне несколько вопросов, я не мог не догадаться, что он досадует на то, что пропустил самое интересное. Почему-то у меня возникло подозрение, что мой старый друг просто ревновал. У него уже вошло в привычку добродушно подтрунивать над моей недогадливостью, так что сейчас, полагаю, он был слегка раздражен оттого, что не нашел к чему придраться. Втайне я был страшно горд собой, хотя и старался держать свои чувства при себе из страха еще больше расстроить Пуаро. К тому же, если не считать этой его маленькой слабости, в глубине души я всегда был нежно привязан к моему другу.

 – Bien, – бросил он наконец. На лице его застыло странное выражение. – Итак, события развиваются. Прошу вас, передайте мне Книгу пэров… Да, да, вон она, на самом верху книжной полки. – Он зашелестел страницами. – Ага, вот он: Ярдли, десятый виконт, сражался в Южной Африке… это не важно… женат в 1907 году на достопочт. Мод Стоппертон, четвертой дочери третьего барона Коттерила… хм, хм… имеет двух дочерей, рожд. 1908, 1910… Клубы… резиденции… это почти ничего нам не говорит… Ладно, завтра утром будем иметь честь познакомиться с этим милордом!

 – Что?

 – Да. Я послал ему телеграмму.

 – Но я считал, что вы, так сказать, умыли руки!

 – Я не собираюсь действовать в интересах миссис Марвелл, поскольку она отказалась последовать моему совету. То, что я задумал, я делаю ради самого себя – самого Эркюля Пуаро! А кроме того, я любопытен, мой друг.

 – И вы вот так просто пошли и дали телеграмму лорду Ярдли с просьбой приехать, чтобы удовлетворить ваше любопытство, Пуаро? Не думаю, что ему это понравится.

 – Au contraire, он будет чрезвычайно мне благодарен, тем более если я помогу ему сохранить его фамильный бриллиант.

 – Так вы и вправду верите, что его могут похитить? – с тревогой спросил я.

 – Более чем вероятно, – добродушно кивнул Пуаро. – Все факты указывают на это.

 – Но как…

 Одним мановением руки Пуаро остановил мои нетерпеливые вопросы.

 – Не сейчас, умоляю. Не стоит так переутомляться. И взгляните на Книгу пэров – как вы ее поставили?! Разве вы не видите, что самые большие книги стоят на верхней полке, под ними – книги поменьше и так далее. Только так и образуется порядок, метод, о чем я неоднократно говорил вам, Гастингс…

 – Да, да, разумеется, – поспешно согласился я и поставил упомянутый том на полагающееся ему место.

 

 Лорд Ярдли, к моему удивлению, оказался веселым, громкоголосым, с румяным лицом и настолько добродушным и обаятельным, что, проникшись к нему искренней симпатией, вы попросту переставали замечать, что его интеллект значительно уступает его очарованию.

 – Это что-то удивительное, мсье Пуаро… Сколько ни ломаю голову, ничего не могу понять. Похоже, кто-то посылает моей жене эти дурацкие письма, а теперь вот выясняется, что такие же получала и миссис Марвелл. Что все это значит, хотел бы я знать?

 Пуаро вручил ему экземпляр «Светских сплетен».

 – Во-первых, милорд, объясните мне такую вещь: насколько, по-вашему, эти факты соответствуют действительности?

 Пэр взял протянутую ему газету. По мере того как он читал, лицо его все больше багровело от бешенства.

 – Чушь собачья! – взорвался он. – Не было никакой романтической легенды, связанной с этим бриллиантом. Да и вообще, насколько я знаю, его вывезли не из Китая, а из Индии. При чем тут вообще Китай, можете мне объяснить?!

 – И однако камень этот известен как «Звезда Востока».

 – Ну так и что с того? – возмутился он.

 На губах Пуаро мелькнула тонкая улыбка, но он предпочел уклониться от ответа.

 – Прошу вас только об одном, милорд, – доверьтесь мне. Если вы не станете ничего от меня скрывать, будем надеяться, мне удастся предотвратить нависшую над вами беду.

 – Так вы думаете… вы считаете, что за этими бреднями действительно кто-то стоит?

 – Вы согласны слушаться меня?

 – Да, конечно, но я не понимаю…

 – Bien! Тогда позвольте я задам вам несколько вопросов. Меня интересует эта идея со съемками в Ярдли-Чейз. Скажите, существует ли уже некая договоренность между вами и мистером Рольфом?

 – Ах, так он вам уже рассказал? Нет, окончательно еще ничего не решено. – Было заметно, что он колеблется, лицо лорда Ярдли, и без того багровое, потемнело еще больше. – Ладно, будем говорить начистоту. Многие годы, мсье Пуаро, я вел себя как последний идиот… и теперь я по уши в долгах. Но я дал себе слово, что с этим будет покончено. К тому же я безумно люблю своих девочек. Вот я и решил привести дела в порядок, чтобы иметь возможность по-прежнему жить на старом месте. Грегори Рольф предлагает мне неплохие деньги… вполне достаточно, чтобы снова стать на ноги. Но сама затея мне не по душе. При одной мысли о том, что вся эта толпа примется шататься по Ярдли-Чейз… Но что поделать, возможно, у меня не останется другого выбора, кроме… – Он запнулся и умолк на полуслове.

 Пуаро бросил на него острый взгляд:

 – Иначе говоря, вам в голову пришла мысль о том, что возможен и другой вариант? Позвольте, я попробую угадать? Вы подумали о том, что можно продать «Звезду Востока»?

 Лорд Ярдли неохотно кивнул:

 – Так оно и есть. Жаль, конечно. Камень передавался в нашей семье из поколения в поколение, но, к счастью, не является частью майората. Однако, скажу я вам, найти покупателя на такой бриллиант будет не так уж просто. Я слышал, что Хоффберг из Хэттон-Гарден поговаривал о том, что хочет приобрести нечто подобное, но… деньги нужны мне срочно, так что, если камень не удастся продать быстро, мне конец.

 – Позвольте еще только один вопрос: а леди Ярдли… какой вариант предпочитает она?

 – О, жена категорически против того, чтобы лишиться бриллианта. Вы же знаете, каковы женщины. Кино – это их бог, суета киношников ее не смущает.

 – Понимаю, – кивнул Пуаро. Он замолчал, видимо, целиком погрузившись в собственные мысли, потом вдруг, будто очнувшись, поспешно вскочил на ноги: – Вы возвращаетесь в Ярдли-Чейз немедленно? Хорошо! Никому ни слова… никому, вы понимаете меня? Ждите нас сегодня же вечером. Мы приедем после пяти.

 – Согласен, но…

 – Советую делать, как я говорю.

 Совершенно сбитый с толку, ошеломленный пэр вышел из комнаты.

 

 Было уже полшестого, когда мы с Пуаро приехали в Ярдли-Чейз. Преисполненный чувства собственного достоинства дворецкий провел нас в залу, обшитую старинными деревянными панелями. В камине ярко пылали огромные поленья. Нашим взорам представилось очаровательное зрелище: леди Ярдли и две ее дочери. Темноволосая голова матери горделиво возвышалась над двумя прелестными белокурыми головками. Стоя у камина, лорд Ярдли с улыбкой наблюдал за ними.

 – Мсье Пуаро и капитан Гастингс, – провозгласил дворецкий.

 При этих словах леди Ярдли резко вскинула голову. Сам лорд Ярдли, растерянно заглядывая в глаза Пуаро, неуверенно шагнул нам навстречу. Но маленький бельгиец оказался на высоте:

 – Мои глубочайшие извинения! Я приехал по поводу расследования дела миссис Марвелл. Ведь она должна прибыть к вам в пятницу, не так ли? Именно поэтому я и решил явиться немного раньше – убедиться, что все в порядке и здесь ей ничего не угрожает. Ах да, я еще хотел узнать у леди Ярдли, не сохранились ли у нее случайно конверты от тех писем с угрозами, которые она получала.

 Леди Ярдли с сожалением покачала головой:

 – Боюсь, что нет. Конечно, это глупо… но, видите ли, мне и в голову не приходило принимать подобную ерунду всерьез.

 – Вы останетесь на ночь? – полюбопытствовал лорд Ярдли.

 – Ах, милорд, мне бы не хотелось причинять вам неудобства. Мы оставили вещи в гостинице.

 – Ничего страшного. – Лорд Ярдли явно почувствовал под ногами твердую почву. – Мы за ними пошлем. Нет, нет, уверяю вас, никакого беспокойства.

 Пуаро быстро позволил себя уговорить и, усевшись рядом с леди Ярдли, принялся знакомиться с детьми. Прошло совсем немного времени, как они уже стали друзьями. А еще через несколько минут все вместе весело играли на полу, причем умудрились втянуть в игру и меня.

 – Vous êtes bonne mère, – галантно склонившись к ее руке, сказал Пуаро, когда строгая бонна увела расшалившихся детей.

 Леди Ярдли поправила растрепавшиеся волосы.

 – Я их обожаю, – с легкой дрожью в голосе сказала она.

 – А они – вас, и я понимаю почему. – Пуаро снова поклонился.

 Прозвучал гонг к переодеванию, и мы поднялись каждый в свою комнату. В это время в залу с серебряным подносом в руках, на котором лежала телеграмма, вошел дворецкий. С поклоном он передал ее лорду Ярдли. Коротко извинившись, тот распечатал ее и поспешно пробежал глазами. По мере того как он читал, лицо его становилось все более жестким.

 С коротким возгласом он передал телеграмму жене. Потом покосился на моего друга:

 – Одну минутку, мсье Пуаро. Думаю, вам тоже следует об этом знать. Это от Хоффберга. Он пишет, что нашел покупателя на бриллиант… Какой-то американец завтра отправляется к себе в Штаты. Сегодня вечером от него приедет человек, чтобы оценить камень. Клянусь Богом, если сегодня все решится… – Горло у него перехватило от волнения, и он замолчал на полуслове.

 Леди Ярдли отвернулась. В руке у нее по-прежнему была телеграмма.

 – Надеюсь, тебе удастся продать его, Джордж, – едва слышно проговорила она. – Жаль… ведь он так долго принадлежал вашему роду. – Она немного помолчала, по-видимому надеясь, что он что-то скажет. Но лорд Ярдли молчал, и лицо ее потемнело. Леди Ярдли решительно пожала плечами: – Что ж, пойду переоденусь. Полагаю, мне следует постараться, чтобы «показать товар лицом»? – Повернувшись к Пуаро, она слегка поморщилась. – Это самое уродливое ожерелье, которое только можно себе представить! Джордж сто раз обещал отдать его переделать, да так и не собрался. – С этими словами она повернулась и вышла из комнаты.

 Через полчаса мы все трое в ожидании леди Ярдли собрались в просторной гостиной. Наступило время обеда. Прошло еще несколько минут.

 Вдруг послышался легкий шорох, и в дверном проеме, как картина в раме, возникла леди Ярдли – ошеломляюще красивая в своем сверкающем длинном белом платье. Положив руку на грудь, на которой сверкало ожерелье, она смотрела на нас.

 – Жертва перед вами! – весело воскликнула она. Ее веселость показалась мне наигранной. – Подождите, я сейчас включу люстру, и вы своими глазами увидите самое уродливое ожерелье в Англии.

 Выключатель был в коридоре как раз возле двери. Она протянула к нему руку, и тут произошло невероятное. Неожиданно, без всякого предупреждения, свет погас, дверь с шумом захлопнулась, и из-за нее послышался долгий душераздирающий женский крик.

 – Боже милостивый! – воскликнул лорд Ярдли. – Это же голос Мод! Что случилось?!

 Спотыкаясь в темноте, как слепые, и чуть не сталкиваясь лбами, мы гурьбой ринулись к двери. Прошло несколько минут, прежде чем мы смогли ее открыть. Что за ужасное зрелище представилось нашему взору! Леди Ярдли, лишившись чувств, лежала на мраморном полу, на ее белой шее в том месте, где только что ослепительно сверкали бриллианты, сейчас темнел багровый рубец.

 Мы кинулись к ней, содрогаясь от страха при мысли, что наша помощь опоздала, и в этот момент она открыла глаза.

 – Китаец, – превозмогая боль, прошептала она, – китаец… там, в боковую дверь…

 Лорд Ярдли с проклятием вскочил на ноги. Я последовал за ним. Сердце мое стучало, как молот. Снова проклятый китаец! Та боковая дверь, о которой говорила леди Ярдли, находилась за углом в самом конце коридора, не более чем в нескольких ярдах от того места, где разыгралась трагедия. Нам хватило нескольких секунд, чтобы добежать до нее. Из груди у меня вырвался крик. Там, прямо у порога, сверкающей нитью протянулось ожерелье – скорее всего вор, в панике удирая, попросту обронил его. И тут я снова вскрикнул. Рядом хрипло простонал лорд Ярдли. В самом центре ожерелья зияла большая дыра. «Звезда Востока» исчезла!

 – Теперь все ясно, – выдохнул я, – действовали не обычные воры. Бриллиант – вот за чем они охотились!

 – Но как им удалось проникнуть внутрь?

 – Через эту дверь.

 – Да ведь она всегда заперта!

 – Только не теперь. Взгляните сами. – С этими словами я толкнул дверь, и она легко открылась.

 Вдруг что-то на земле привлекло мое внимание. Наклонившись, я поднял с пола небольшой лоскуток – кусочек шелковой ткани. Вышивку, украшавшую его, спутать было невозможно – это был китайский шелк.

 – Видимо, в спешке зацепился за что-то, – объяснил я. – Пошли, надо торопиться. Он не мог далеко уйти.

 Увы, все наши усилия оказались тщетны. Вокруг было темно, как в преисподней. И, пользуясь этим, вор легко ускользнул от погони. В конце концов мы были вынуждены вернуться. Лорд Ярдли сразу же послал за полицией.

 Леди Ярдли, возле которой суетился Пуаро, разбиравшийся в подобных ситуациях лучше любой женщины, к этому времени уже достаточно пришла в себя, чтобы поведать нам подробности.

 – Я как раз собиралась включить большую люстру, – объяснила она, – когда тот человек вдруг бросился на меня из темноты. Схватившись за ожерелье, он дернул за него с такой силой, что я рухнула на землю. И в ту же секунду заметила, как он исчез за дверью. И все же… мне кажется, это был китаец. У него была коса и шелковая рубашка, украшенная вышивкой. – Вздрогнув, она замолчала.

 На пороге выросла внушительная фигура дворецкого. Склонившись к уху лорда Ярдли, он негромко прошептал:

 – Там посыльный от мистера Хоффберга, милорд. Он говорит, вы его ждете.

 – Боже милостивый! – Совершенно потрясенный, пэр застыл на месте. – Боюсь, я должен с ним поговорить. Нет, не здесь, Миллингс. Проводите его в библиотеку.

 Я отвел Пуаро в сторону:

 – Послушайте, дружище, не кажется ли вам, что будет лучше поскорее вернуться в Лондон?

 – Вы так считаете, Гастингс? А почему?

 – Ну… – я осторожно кашлянул, – все ведь сложилось на диво неудачно, как вам кажется? Я хочу сказать, вы взяли с лорда Ярдли обещание довериться вам, поклялись, что все закончится благополучно, – и вдруг бриллиант похищают у вас из-под самого носа!

 – Да, увы, это так, – уныло подтвердил Пуаро. – Что ж, надо признаться, этот случай вряд ли можно отнести к числу триумфов!

 Эта его манера толковать события чуть было не заставила меня улыбнуться, но я продолжал настаивать на своем.

 – Итак, раз уж вы (прошу прощения, дружище, если я вас обидел!) столь блистательно провалили дело, не кажется ли вам, что пришло время удалиться? Во всяком случае, для нас обоих сейчас это самый подходящий выход.

 – А обед?! Изысканный, великолепный обед, которым нас собирался угостить лорд Ярдли?

 – Господи, что еще за обед?! – раздраженно проворчал я.

 Пуаро в молитвенном ужасе воздел руки к небу:

 – Боже милостивый, что за страна! Относиться к гастрономическим изыскам с преступным равнодушием!

 – Есть еще одна причина, по которой нам следует как можно скорее вернуться в Лондон.

 – Что еще за причина?

 – Второй бриллиант, – напомнил я, понизив голос до шепота, – тот, что принадлежит миссис Марвелл.

 – Ну и что с ним?

 – Господи, да как же вы не понимаете?! – Такая недогадливость, столь необычная для Пуаро, вывела меня из себя. И куда подевался его всегдашний острый ум? – То, что сегодня случилось здесь, может повториться там.

 – Tiens![3] – отступив на шаг, воскликнул Пуаро. Взгляд его был полон неподдельного восхищения. – Ваша проницательность заслуживает всяческой похвалы, мой друг! Заметьте, сам я об этом не подумал! Но у нас, к счастью, еще много времени. Ведь полнолуние наступит только в пятницу.

 Я с сомнением покачал головой. Эта история с полнолунием не внушала мне особого доверия. Однако я заупрямился и уговорил-таки Пуаро – мы тут же уехали, оставив лорду Ярдли письмо с извинениями и объяснениями.

 Я считал, что нам следует немедленно отправиться в «Магнифисент» и дать знать миссис Марвелл о том, что произошло, но Пуаро решительно восстал против этого. В конце концов он убедил меня, что можно подождать до утра. Поспорив немного, я неохотно сдался.

 А утром вдруг, к моему изумлению, выяснилось, что у Пуаро пропало всякое желание выходить из дому. Признаюсь, я начал даже подозревать, что, допустив ошибку в самом начале, он потихоньку стал искать предлог, чтобы уклониться от этого дела вообще. Но в ответ на мои обвинения Пуаро с невероятным упрямством заявил, что все подробности происшествия в Ярдли-Чейз напечатаны во всех утренних газетах, и уж к этому времени чета Рольф знает о случившемся ровно столько же, сколько могла услышать от нас обоих. Как ни печально, но мне пришлось сдаться.

 Дальнейшие события только подтвердили самые худшие мои опасения. Около двух часов зазвонил телефон. Трубку взял Пуаро. Некоторое время он молча слушал. Потом, коротко бросив: «Хорошо, я буду», – повесил трубку и повернулся ко мне.

 – Итак, что вы об этом думаете, мой друг? – с пристыженным и в то же время ошарашенным видом спросил он. – Бриллиант миссис Марвелл похищен!

 – Что?! – вскочив на ноги, воскликнул я. – Что вы теперь скажете об этом пресловутом полнолунии?

 Пуаро сокрушенно развел руками.

 – Когда это случилось?

 – Я так понимаю, сегодня утром.

 Я уныло покачал головой:

 – Если бы вы только послушались меня! Теперь вы видите, что я был прав.

 – Похоже, что так, друг мой, – осторожно сказал Пуаро.

 И пока мы на всех парах неслись в такси к отелю «Магнифисент», я пытался сообразить, как все произошло.

 – Да, вся эта затея с полнолунием была неплохо задумана. Теперь я понимаю – им хотелось, чтобы мы ничего не опасались до самой пятницы. Тогда бы у них были развязаны руки. Жаль, что вы этого не поняли.

 – Ваша правда, – добродушно согласился Пуаро. Казалось, уныние его развеялось как дым, и всегдашняя беззаботность опять вернулась к нему. – Но ни один человек в мире не способен предусмотреть все!

 Мне внезапно стало его жаль. Ведь он так не любил проигрывать!

 – Не огорчайтесь, – примирительно сказал я. – В другой раз повезет.

 Стоило нам только переступить порог отеля, как нас сразу же провели в кабинет управляющего. Там же был и Грегори Рольф, и с ним – двое детективов из Скотленд-Ярда. За столом напротив сидел бледный как полотно клерк.

 Увидев нас, Рольф кивнул.

 – Мы тут стараемся разобраться, что к чему, – объяснил он. – Знаете, это просто невероятно! У этого человека железные нервы!

 Рассказ о том, как это случилось, занял всего несколько минут. Мистер Рольф вышел из отеля в 11.15. А в 11.30 в отеле появился человек, похожий на него как две капли воды, направился к столу клерка и потребовал шкатулку с драгоценностями, которая лежала в гостиничном сейфе. Получив ее, он небрежно расписался на квитанции и при этом беззаботно заметил, что подпись не совсем похожа, потому как он, дескать, ушиб руку, выходя из такси. Клерк улыбнулся в ответ, предупредительно заметив, что не видит особой разницы. Псевдо-Рольф расхохотался: «Ну, в таком случае не записывайте меня в грабители, ладно? – небрежно бросил он. – Я уже получил несколько угрожающих писем от каких-то китайцев. Забавно, не правда ли, если учесть, что и сам я немного смахиваю на китаезу – и все из-за разреза глаз».

 – Я посмотрел на него, – запинаясь, пробормотал клерк, – и тут же понял, что он имеет в виду. Глаза у него были приподняты к вискам, как у азиатов. Странно, никогда раньше этого не замечал.

 – Дьявольщина, приятель! – прогремел Грегори Рольф, нависая над испуганным человечком. – Я что, по-твоему, похож на косоглазого? Ну-ка, взгляни еще раз!

 Тот поднял на актера глаза, и челюсть у него отвалилась.

 – Нет, сэр, – пролепетал он, – нет, ничего подобного!

 И в самом деле, в ясных карих глазах, которые так открыто смотрели сейчас на нас, не было решительно ничего восточного. Детектив из Скотленд-Ярда деликатно кашлянул:

 – Старый трюк, сэр. Ох и хладнокровный же, негодяй! Понял, что глаза могут его выдать, поэтому решил взять быка за рога и рассеять все подозрения. Должно быть, крутился возле отеля, высматривал, пока вы выйдете, сэр, а потом выждал четверть часа и провернул все за минуты, когда вы уже были далеко.

 – А футляр с драгоценностями? – спросил я.

 – Валялся в коридоре отеля. Взяли только одну вещь – «Звезду Запада».

 Мы уставились друг на друга – вся эта история казалась какой-то чудовищно, гротескно неправдоподобной. Пуаро с живостью вскочил на ноги:

 – Боюсь, до сих пор от меня было не так уж много пользы, – с сожалением проговорил он. – Можно ли мне повидать мадам?

 – Боюсь, она до сих пор не пришла в себя, – мрачно объяснил Рольф.

 – Тогда можно вас на два слова, мсье?

 – Конечно.

 Через пару минут Пуаро вернулся.

 – Ну, друг мой, – бодро воскликнул он, – а теперь на почту. Мне надо отправить телеграмму.

 – Кому?

 – Лорду Ярдли. – Он остановил мои дальнейшие расспросы, взяв меня под руку. – Идемте, идемте, друг мой. Знаю, что вы думаете по поводу этого дела. Сам Пуаро совершил неожиданную ошибку. Уж вы на моем месте не оплошали бы! Пусть так. А теперь давайте на некоторое время забудем об этом печальном инциденте и спокойно пообедаем.

 Было уже около четырех, когда мы наконец вернулись в квартиру Пуаро. Какой-то мужчина, сидевший в кресле у окна, встал при нашем появлении. Это был лорд Ярдли. Его осунувшееся лицо без слов говорило о том, насколько он раздавлен случившимся.

 – Я получил вашу телеграмму и тотчас же приехал. Послушайте, я связался с Хоффбергом. Так вот, они и знать не знают о том человеке, который приезжал вчера в Ярдли-Чейз якобы по их поручению. И о телеграмме тоже. Вам не кажется, что…

 Пуаро порывисто сжал его руку:

 – Тысяча извинений! Это я послал телеграмму. И того человека нанял тоже я!

 – Вы?! Но для чего? Зачем? – запинаясь, пролепетал растерянный пэр.

 – Хотел обострить ситуацию, – коротко объяснил Пуаро.

 – Обострить?! О мой бог! – простонал лорд Ярдли.

 – И мне это удалось, – жизнерадостно заявил Пуаро. – А теперь, милорд, благодаря моей блестящей идее я имею удовольствие вернуть вам вот это! – И театральным жестом он протянул пэру на раскрытой ладони какой-то сверкающий предмет. Это был огромный бриллиант.

 – «Звезда Востока», – ахнул лорд Ярдли. – Но как же… Ничего не понимаю…

 – Неужели? – удивился Пуаро. – Впрочем, это не так уж важно. Поверьте, было совершенно необходимо, чтобы бриллиант украли. Я поклялся, что он вернется к вам, а не в моих привычках нарушать данное мной слово. А теперь вы должны позволить мне сохранить при себе эту маленькую тайну. Прошу вас передать уверения в моем нижайшем почтении леди Ярдли, и скажите, что для меня огромная честь вернуть ей этот камень. Прекрасная погода сегодня, не так ли? Всего доброго, милорд.

 Улыбаясь и непрерывно болтая, маленький бельгиец проводил совершенно сбитого с толку лорда Ярдли до дверей. Вернулся же он, довольно потирая руки.

 – Пуаро, – возопил я, – мне кажется, я сошел с ума!

 – Ну что вы, друг мой, просто у вас, как обычно, туман в голове.

 – Как вам удалось вернуть бриллиант?

 – Его любезно отдал мне мистер Рольф.

 – Рольф?!

 – Именно! Письма с угрозами, китаец, статья в «Светских сплетнях» – все это порождения изобретательного ума мистера Рольфа. Два огромных бриллианта, похожих как две капли воды… Бог мой, они никогда не существовали! Был только один бриллиант, друг мой! Много лет он находился в коллекции лордов Ярдли, но в течение последних трех лет им владел мистер Рольф. Нынче утром он украл бриллиант с помощью нехитрой уловки – умело подправив гримом форму глаз. Ах, надо непременно посмотреть его в кино – он настоящий артист!

 – Но для чего ему красть свой собственный бриллиант? – пораженный, спросил я.

 – Для того было много причин. Начнем с того, что леди Ярдли понемногу начинала терять терпение.

 – Леди Ярдли?!

 – Помните ее поездку в Калифорнию? Тогда она чувствовала себя очень одинокой. Супруг ее развлекался где-то на стороне. А мистер Рольф… что ж, он красив, обаятелен, а кроме того, ему присущ эдакий романтический флер. На самом же деле, между нами говоря, он весьма и весьма расчетлив, этот господин. Сначала он вскружил ей голову, а потом принялся шантажировать ее! Прошлым вечером я припер ее к стенке, и бедная леди во всем призналась. Клялась и божилась, что может упрекнуть себя разве что в излишней неосторожности, и, знаете, Гастингс, я ей верю. Но у Рольфа, вне всякого сомнения, сохранились ее письма, которые при желании можно было бы истолковать совсем иначе. Впереди маячила угроза скандального развода, вполне возможно, и разлуки с детьми, и бедняжка готова была сделать все, что он от нее потребует. Своих денег у нее нет и никогда не было. Поэтому ей поневоле пришлось отдать ему бриллиант и заменить его похожим стразом. Помните, меня еще поразило совпадение с датой появления на сцене «Звезды Запада»? Итак, все вроде бы улажено. И тут лорд Ярдли принимает решение уладить свои дела и остепениться. И в первую очередь он решает продать бриллиант. А это значит, что подмена будет обнаружена.

 Отбросив сомнения, леди Ярдли пишет письмо Рольфу, который как раз приехал в Англию. Он успокаивает ее, пообещав обо всем позаботиться… и готовится к двойному ограблению. Таким образом, ему удается утихомирить леди, которая в противном случае могла признаться во всем мужу – такой оборот событий, как вы понимаете, никак не устраивал нашего шантажиста. Ведь он рассчитывал получить пятьдесят тысяч страховки (ага, вы об этом забыли!), к тому же у него оставался бриллиант. И тут вмешался я! Приходит телеграмма с сообщением, что вечером в Ярдли-Чейз приедет эксперт по драгоценным камням. Леди Ярдли, как я это и предвидел, тут же имитирует ограбление. И кстати, проделывает это мастерски! Но Эркюля Пуаро не проведешь! Как же все происходит на самом деле? Леди гасит свет, колотит в дверь, затем срывает с шеи ожерелье и бросает его в коридор, а сама в это время вопит во весь голос! Конечно, к тому времени она уже позаботилась у себя в комнате извлечь поддельный бриллиант из оправы.

 – Позвольте, мы же своими глазами видели у нее на шее ожерелье! – запротестовал я.

 – Прошу прощения, друг мой. Помните, она придерживала его рукой? Ее ладонь закрывала то место, где прежде был бриллиант. А подбросить заранее в коридор кусочек вышитого шелка было просто детской игрой! И как только Рольф прочел об ограблении в газетах, он тут же разыграл свой собственный маленький спектакль.

 – А что вы ему сказали? – сгорая от любопытства, спросил я.

 – Сказал, что леди Ярдли во всем призналась мужу, что он поручил мне забрать у него камень и что если он не вернет его немедленно, то лорд Ярдли поднимет на ноги всю полицию. Ну, и еще кое-что, что пришло мне в голову. Поверьте, он был словно воск в моих руках!

 Я немного подумал.

 – По-моему, это немного несправедливо по отношению к миссис Марвелл. Она-то ведь лишилась бриллианта не по своей вине!

 – Подумаешь, – бессердечно заявил Пуаро, – зато получила великолепную рекламу, к тому же бесплатно. А это все, что ее волнует. Все они такие, актрисы! А вот другая… как они несхожи! Чудесная мать и к тому же восхитительная женщина!

 – Да, – неохотно согласился я, поскольку наши с Пуаро вкусы в отношении женщин никогда не совпадали. – Я так понимаю, все эти угрожающие письма леди Ярдли писал тот же Рольф?

 – Вовсе нет, – живо возразил Пуаро. – Она пришла ко мне по рекомендации Мэри Кавендиш… пришла за помощью, надеясь получить совет, как выйти из трудной ситуации. И тут из ваших уст услышала о Мэри Марвелл, которую считала своей соперницей. Узнав, что та побывала у нас, миледи моментально изменила планы, весьма ловко воспользовавшись теми сведениями, которые ей любезно предоставили вы, друг мой. Всего несколько осторожных вопросов – и мне стало ясно, что именно вы завели разговор о письмах, а вовсе не она! Вы ей предоставили великолепный шанс. И она им воспользовалась.

 – Я этому не верю! – задетый за живое, вскричал я.

 – Да, да, друг мой, это так. Жаль, что психология – не ваш конек. Она сказала вам, что сожгла письма? О-ля-ля, да никогда женщина не уничтожит письмо, если сможет обойтись без этого! Даже если этого требует простое благоразумие!

 – Все это чудесно, – проговорил я, потихоньку закипая, – но вы сделали из меня форменного осла! И дурачили меня от начала и до конца! Конечно, очень мило, что вы наконец соизволили все мне объяснить! Но даже моему долготерпению есть предел!

 – Вы были так горды собой, друг мой! И у меня просто не хватило мужества развеять ваши иллюзии.

 – Это нечестно! На этот раз, Пуаро, вы зашли слишком далеко!

 – Бог мой! Сколько шума из-за такой ерунды!

 – Нет, баста, я сыт по горло!

 Хлопнув дверью, я гордо удалился. Пуаро выставил меня полнейшим ничтожеством! Я решил, что хороший урок ему не повредит. Придется ему немного помучиться, прежде чем я прощу его. Надо же, благодаря ему я вел себя как тупой самоуверенный идиот!

  • Страницы:
  • 1
Комментарии